Психолог, писатель Александр Рей

Рассказ «Огненно-красный»

765 чел. читали

 

Рассказ Александра Рея «Огненно-красный» о человеке, который не пытался найти первоисточник странных событий происходящих в его жизни, а просто следовал за знаками… и нашел нечто особенное. Эта история находится на перекрестке миров, повествуя о странностях времени и сознания… и будет интересна каждому Искателю ответов — здесь их даже больше, чем нужно.

Саундтреки к рассказу:

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.


1. Tiesto – Kaleidoscope
2. Yoav – Beautiful lie
3. Atb – Take me over
4. R. Sakamoto – Snowy Village
5. R. Sakamoto – Reminiscence
6. R. Sakamoto – Silk endrll
7. R. Sakamoto – The Girl
8. R. Sakamoto – Love Theme 2
9. R. Sakamoto – Love Theme

Рассказ Александра Рея Огненно-красный

Любой рассказ необходимо с чего-то начать – это банальность и понятно каждому, но для меня – настоящая проблема. Когда я решил написать о случившемся со мной, главным вопросом оставался не выбор стиля или последовательности повествования, а то, с каких слов всё начнётся. Что лучше всего сказать первым? Ведь это очень важно. А я не знаю, что…

Встречался даже со знакомым писателем, вполне известным в определённых кругах. Мы сидели в баре, шутили, болтали о всякой ерунде, а затем я решился и произнёс:

– Слушай, тут такое дело…

Он даже с пивной кружкой у рта застыл, ожидая подвоха. Наверное, подумал, что я денег хочу занять или ещё что.

– Да-а? – осторожно протянул он, отхлебнул из кружки немного, а затем поставил её возле пакетика арахиса.

– В общем… Я тут решил одну историю короткую написать… Типа рассказа…

Я не успел договорить, потому что знакомый слишком усердно выдохнул – аж поперхнулся. Откашлявшись, принял раскрепощено-надменное положение тела (проще говоря, расплылся по стулу, словно желе), и сказал, театрально взмахнув рукой:

– Так вот в чём дело! Ну давай, ляпи…

Была у него такая фраза, по всей видимости, вырванная из какого-то анекдотика: «Ляпи давай!» После его слов и выражения лица, полного превосходства, мне почему-то вообще расхотелось с ним хоть чем-то делиться. Но я всё же продолжил:

– В голове история уже полностью сформировалась – сюжет, герои, последовательность событий, «раскадровка сцен», так сказать, – всё время, что я говорил, он снисходительно поддакивал, в знак абсолютного понимания моих затруднений. Урод! – И, кажется, что стоит только написать первые строки, как рассказ с лёгкостью польётся сам собой.

– Так, а в чём тогда проблема?

– А в том, что… При обдумывании первой фразы я стараюсь подобрать нужные слова и мне кажется, что на ум идёт всё не то и всё не так…

Честно говоря, в тот вечер я ничего толкового не узнал. Нет, конечно, приятель смог обменять на пиво и закуску много интересной информации, но, в конечном счете, совсем не это помогло мне воплотить идею в жизнь.

-…Ты знаешь, что существует более ста основных способов начать повествование? – пьяненький, он для усиления эффекта махал вытаращенным указательным пальцем перед моим лицом. – Большинство авторов, особенно новички, в самом начале своих писулек почему-то предпочитают «пробуждать» своего героя ото сна. И в девяносто девяти случаях именно у русскоязычных писак герой просыпается с бодунища, страдая от головной боли. Почему, как думаешь?

За такой вот беседой мы провели весь вечер. Но не скажу, что пожалел о встрече. Вовсе нет. И вправду было интересно. Просто… Я ожидал немного другого.

Изо всей его многочасовой болтовни я узнал только одну более-менее относящуюся к делу деталь. Оказывается, по классическим канонам, очень желательно, чтобы начало произведения хотя бы как-то соотносилось концовкой. Почему? Даже не представляю. Но знакомый литератор именно так сказал, и я это почему-то запомнил.

Но, как бы там ни было, начало пришло само. Однажды я просто сел за свой рабочий стол и начал писать…

 

Любой рассказ необходимо с чего-то начать. Я не знаю, с чего именно… Наверное, потому что даже не представляю, ЧТО именно послужило отправной точкой, ЧТО запустило спусковой механизм, цепную реакцию событий, приведшую меня на место нынешнего пребывания. Всё, однако, слишком запутано. Просто любой склонен выискивать первопричину – виноватого, поломку, промах, допущенную ошибку и т.д. И я не исключение – не хуже и не лучше иных.

Всё началось с осени? А, может быть, с ладони, безумно чесавшейся с утра? Или с моей любви к музыке, начавшейся с самого детства? Или, всё же, с навязчивого продавца в магазине электроники… Не знаю. Начну по порядку, а там будет видно.

Итак, осень…

Каждые два года, в самом конце лета, в начале осени со мной что-то происходит. Если попытаться максимально кратко и точно сформулировать эту мысль, то можно сказать, что я выпадаю из жизни. Это не метафора и не состояние души, нет. Постараюсь объяснить.

Мир вокруг остаётся таким же, как и был всегда – разве чуточку меняются оттенки… Планета кружится, реки стремятся к морям и океанам, люди рождаются, умирают, а я будто бы перестаю существовать. Иногда кажется, выйди я посреди оживлённой дороги, машины не смогут причинить мне никакого вреда, а просто проедут полупрозрачное тело насквозь. Но на самом деле всё это мне только кажется. Я такой же, как и был… Просто в один из последних августовских дней я всего-навсего перестаю быть хоть кому-нибудь нужен. Мир всецело погружается в рутину и серые будни, и ему совершенно не до меня. Конечно, немного обидно, но за прожитые года я с этим успел свыкнуться. А что ещё остаётся?

Когда настаёт этот период, наречённый мною Сезоном Одиночества, вдруг обнаруживается, что все необходимые дела переделаны, а предстоящие намечаются не раньше, чем через пару недель; друзья – кто поразъехался, кто закопался в работе; и даже жене, единственному по-настоящему близкому человеку, нет до меня никакого дела, ведь она вслед за всеми опутала себя хлопотами и борьбой за жизнь.

Вот и получается, что я стою посреди огромного мегаполиса, словно в раскалённой, выжженной пустыне, и на многие мили кругом – ни души. Остаётся только таять в душном мареве до полного растворения в прозрачном дрожащем воздухе.

Кому-то может показаться, что я чересчур впечатлительный и поэтому выдумываю всякую ерунду… Но для меня это вовсе не чепуха. Не знаю, как толком объяснить, но только в течение этих двух недель одиночества моя реальность будто наслаивается на другую. То, о чём я говорю, почти неуловимо и трудно для восприятия, но так происходит на самом деле. Я ощущаю эту удивительную особенность всем телом и даже могу видеть, как все цвета кругом блекнут, становятся угрюмыми, теряется блеск… Параллели миров пересекаются, а я единственный свидетель.

Во время описываемых событий, как раз только начался такой вот двухнедельный марафон моего одиночества. Лето подходило к концу, и солнце почему-то постоянно пряталось за облаками, хотя дождь толком так ни разу и не пошёл. Я понял что НАЧАЛОСЬ, возвращаясь вечером домой. Я стоял на остановке, как обычно, прислушиваясь к миру вокруг, когда увидел зелёный воздушный шарик, ползущий по асфальту. Словно живой, он, перекатываясь и подпрыгивая, вынырнул из-за ларька, прополз несколько метров, а затем замер посреди пустынной дороги, будто бы ждал чего-то.

Я исступленно уставился на зелёное пухлое тельце шара в ожидании, когда же он, наконец, устремится дальше. Но он и не думал шевелиться… Лишь ветер слегка покачивал его. Чего и следовало ожидать, вдалú послышались раскаты баса, смешанные с рёвом мотора. Машина показалась спустя всего пару секунд. Огненно-красный «Митсубиси» нёсся с огромной скоростью. Шар застыл на разделительной полосе ровно посреди дороги. Конечно же, машина могла объехать его, но они словно сговорились… Автомобиль, будто специально взревев ещё громче, набирая обороты, направился точно на шар.

Самого столкновения я не видел – за долю секунды до этого зажмурился… Когда бампер должен был коснуться сферы, я «увидел» худощавого человека в тёмно-зелёной ночной рубашке, что, расставив руки в стороны, принимает смертельный удар на себя.

Это была галлюцинация? Воображение? Нет… Реальности спутались петлями, породив необъяснимое для меня. В темноте закрытых глаз я мог лишь слышать глухой удар живой плоти о железо, скрип колёс по асфальту, а затем постепенно удаляющийся шум побега. Я стоял так, пока любые звуки и вовсе не пропали.

Открыв глаза, естественно, не увидел ни потерпевшего, ни остатков шарика или иных следов происшествия… Дорога была совершенно пустынной. Движение на обеих полосах замерло. . Лишь только свет придорожных фонарей сигналил, что этот мир ещё хоть кому-нибудь нужен.

Не было холодно, но под свитер пробралась дрожь. Вот тогда то и послышалось: «Ну, вот и начало…»

 

Всего за несколько дней до этого я решил купить себе новый МП3-плеер. Моя работа требует постоянного прослушивания музыки в процессе движения, именно поэтому без подобного устройства просто не обойтись. Старый плеер уже успел войти в почетный список привычных и любимых вещей, но совершенно перестал удовлетворять моим возросшим музыкальным потребностям. Проще говоря, у него было недостаточно памяти плюс неудобная сортировка файлов; настройки устарели, да и аккумулятора стало хватать лишь на несколько часов работы. По-хорошему, его уже давненько пора было менять… Даже не знаю, почему он настолько у меня задержался.

Был то ли вторник, то ли среда. Я дома перекачивал музыку с компьютера на плеер. Одна нужная мне папка не поместилась. Тогда-то я окончательно и решил расстаться с привычным, но «выжившим из ума» стариком. К тому же я вспомнил о приближающемся Сезоне, когда всё равно будет заняться нечем, кроме бесконечного блуждания по городу вкупе с прослушиванием музыки… И потому моё решение стало непоколебимым. И (если на то пошло), бороздить просторы городских лабиринтов лучше с хорошей техникой, нежели мучаясь с управлением и грозящим «сдохнуть» в любую минуту аккумулятором. Как ни печально, но с маленькой музыкальной коробочкой нужно было попрощаться как можно скорее, пока не «началось», потому что в Сезон даже продавцы меня почти полностью игнорируют, а, значит, и купить что-то толковое вряд ли получится.

Я отправился в ближайший магазин электроники. Выбор здесь, пусть небольшой, но всё же был.

– Вам что? – равнодушно и даже грубовато спросил молодой продавец. Я ответил, что хочу купить плеер МП3. После моих слов он будто выпил эликсир жизни – заулыбался, полный сил и энергии начал рассказывать о преимуществах той или иной модели. Он спросил, какой суммой я располагаю. Я ответил, что сумма не имеет значения – главное – качество. Тогда он нырнул за прилавок и извлёк оттуда две коробки, протянув их мне. На обеих был изображен один и тот же плеер, разве что на левой он был чёрным, а на правой – красным. Вот и вся разница.

– «Айривер», – неумело прочитал я надпись на коробке.

– Одна из лучших фирм в данной области! Выпускает самую качественную технику. Молодцы японцы! – горделиво пояснил молодой человек, будто сам был отцом-основателем этой компании. – Шестнадцать «гигов». Два и ноль «ТэЭфТэ»-дисплей! Зарядки хватает на двадцать пять часов. Радио. «АВИ»-видео, и… – он ещё долго перечислял какие-то непонятное термины, а я неспешно взвешивал коробки в руках, решая, какой цвет мне хочется выбрать: традиционный чёрный или бунтарский красный. Сравнивая их, я увидел, что в номерах моделей отличаются последние две цифры. Тогда я вслух предположил:

– В общем, они ничем не отличаются, кроме цвета.

Парень ещё шире заулыбался и ответил:

– Практически да, помимо ещё одной достаточно важной мелочи. Вот у этого есть диктофон, а у этого – нет. Именно поэтому вот он (и показал на красный, что с диктофоном) чуть дороже.

– Понятно… Тогда чёрный, – я протянул ему обе коробки. Парень посмотрел на меня удивлённо, и даже с некоторой обидой.

– А чего? – протянул он. – Ведь с диктофоном лучше!

Я пожал плечами:

– Он мне просто не нужен. Я не из-за цены. Мне, и в самом деле, диктофон не понадобится (я знал, о чём говорю). На старом плеере не было функции записи голоса, и мне по этому поводу ни разу не пришлось переживать.

– Откуда вы можете знать, что Вам в жизни пригодится, а что – нет? Мне вот однажды понадобилось разговорчик один записать, а диктофона рядом не оказалось. Знаете, как потом пришлось жалеть…

Не знаю, что у него там произошло, но говорил парень убедительно, со знанием дела. Немного подумав, я согласился на его предложение.

– Вы не пожалеете! – радостно напророчил он.

 

К тому времени, как начался Сезон, я уже вовсю «дружил» с новой вещицей и искренне радовался, что, что прогресс не стоѝт на месте. Я «забил» память плеера до отказа музыкой, которой мне вполне должно было хватить недели на две и даже больше. Хоть дома не появляйся…

На улице чувствовалось, как природа готовится снять пышные летние наряды. Каждый новый день становился чуть холоднее предыдущего. Сезон Одиночества только начался, что означало клеймо повального игнорирования моего существования. Так что ближайшие две недели, кроме пеших прогулок и музыки, мне ничего не грозило.

Однако…

Уж и не помню, в каком районе я находился… Слишком много домов и домишек, улиц и переулков, вереницей проплывающих перед глазами, мне приходилось видеть. И всё это смешивались в один большой город. Я брёл вперёд, куда глаза глядят, и слушал сто какую-то, если не тысячную мелодию, когда музыка оборвалась и плеер открыл следующий трек. Но вместо ожидаемой красивой, интересной мелодии в наушниках что-то зашуршало, загремело и затрещало… Я уже полез в карман, чтобы достать оттуда чудо-шкатулку и разобраться, в чём дело, но тут до меня дошло, что среди общей какофонии шумов доносится еле различимый разговор.

Прибавив громкость, я смог различить отдельные слова и даже фразы двух беседующих мужчин. Голоса доносились попеременно. Фоном была какая-то знакомая мелодия. Что-то звенело и булькало. Будто они находились в переполненном баре.

«– (Помехи-шум) …Игра… (помехи-шум)… Можно было устраивать соревнования… Когда начал зарабатывать… …Интересно, то… Сотрудничество может… (помехи-шум)…

– …Не знаю, – отвечал другой голос. – …Страшновато… С делами сначала…

– …Многое непон… (помехи-шум) …Согласен… – отвечал первый голос.

– …Вот и здорово…».

Прослушав запись несколько раз на разной громкости, я всё равно чего-то не уловил. Решив, что это осталось от предыдущего владельца плеера (что мне совершенно не понравилась – ведь я покупал и платил за совершенно новую технику), я сначала решил её удалить, но затем передумал, решив, что она может пригодиться, если с плеером что-то случится и придётся его возвращать.

Я перемотал на следующий трек. Заиграла музыка. Теперь можно было и дальше идти в никуда. Но, как я ни пытался переключиться на режим отдыха, ни о чём другом думать не получалось. Что-то меня явно тревожило…

Даже не знаю, сколько мне довелось пройти километров, прежде чем до меня наконец-то дошло! Я остановился как вкопанный, оперативно извлёк красную коробочку и включил ту загадочную запись погромче. Так и есть! Я оказался прав, что, естественно, меня перепугало!

Во-первых, песня, играющая позади голосов – это очень нравящийся мне трек – «Тэйк ми оувер», диджея ЭйТиБи. Но не это главное. Один из голосов был мой собственный, а вот второй принадлежал неизвестному мужчине!

Дело в том, что у меня феноменальная память на голоса. Видимо это связанно со врождённым исключительным музыкальным слухом. Хоть однажды, даже мимолётом услышанный, голос, запоминается навсегда, и, даже более того, я могу сказать, где и при каких обстоятельствах мне довелось впервые слышать обладателя того или иного голоса. Вот такой подарок природы.

Свой голос я сразу не узнал, потому что себя слышу через кости черепа, и соответственно мой голос, что слышу я, и что слышат окружающие – разительно отличаются друг от друга. Это понятно. А вот голоса другого человека я точно никогда не слышал. Даже несмотря на помехи и плохое качество записи, я готов дать руку на отсечение, что не знаю никого с таким голосом. Подпись кровью. Число. Дата.

И что в итоге получается? А то, что встречи, зафиксированной диктофоном, и, соответственно, этого разговора с незнакомцем, никак не могло быть. Я бы точно запомнил. Но факт остаётся фактом, и даже есть тому подтверждение в виде записи. Если это не розыгрыш, конечно. Я мог бы допустить вероятность чьей-то шутки… Правда, если бы сейчас не наступил Сезон Одиночества. До меня никому нет дела…

Решив лишний раз удостовериться в своей правоте, я записал на «Айривер» через диктофон несколько вариаций монолога ни о чём. Предположение подтвердилось – и там, и там звучал имено мой голос. В момент прослушивания своих бредней, я понял, что не на шутку перепугался. Почему? Наверное, потому что ни фига не понимаю. А для меня страшнее этого ничего нет.

Вечером, ковыряясь в настройках, обнаружил ещё одну странность – при записи через диктофон исходный звуковой файл сохраняется с именем даты и времени, когда это запись была сделана. Вот так – «год-месяц-число-час-минута. Мп3». За отсчёт берётся конечная точка записи сразу же, как была нажата кнопка «Стоп» или разрядился аккумулятор. Так вот странность заключалась в том, что файл с разговором (судя по дате) был создан завтра, в шестнадцать сорок три!

Обнаружив это, я вконец растерялся. Но, взяв себя в руки, решил во что бы то ни стало найти объяснение. И нашёл!

Немного поковырявшись в руководстве пользователя «Айривера», я выставил в настройках завтрашнее число и нужное время. Готово! Наговорив в почти что незаметную на красном теле волшебной шкатулки дырочку микрофона очередную порцию белиберды, а затем нажав кнопку «Стоп», я получил завтрашнюю запись.

Наблюдая, как рядом расположились два файла с одинаковыми именами, я немного успокоился. Стёр за ненадобностью только что созданный.

Итак… Всё вроде бы получилось, всё здорово, только это совершенно не объясняет, откуда там появился мой голос. Промучившись с час, так ничего и не придумав, решил завалиться спать. Утро вечера мудренее. Жену отправили на две недели в командировку, поэтому я, ни от кого не завися, выпил кофе с печеньем, немного посмотрел телевизор и отправился на боковую. Утром проснулся от того, что неудержимо чешется правая ладонь.

 

Я думаю, что каждый человек по-своему относится к суевериям – кто-то в приметы верит, а кто-то – нет. Себя я суеверным назвать не могу, но некоторые явления всё же считаю предвестниками возможных событий. Одно знаю точно – если у меня чешется правая ладонь, то в ближайшее время я наверняка повстречаю человека, сыграющего важную роль в моей судьбе. Так, к примеру, я встретил свою жену и издателя моих работ, изнывая перед этим от безумно чешущейся ладони. Можно сказать, что успеха в жизни я добился отчасти благодаря ладони-провидице.

Там, где расположена небольшая морщинка на стыке указательного пальца и самóй ладони, в кожу будто вложен маленький, еле заметный пузырёк. Не знаю, что это – воздух или мозоль, но кожа в том месте чуть плотнее. Именно этот пузырёк и чешется каждый раз, когда мне предстоит судьбоносная встреча.

Эту особенность я заметил ещё лет в одиннадцать. Стоило ладони подать хотя бы малюсенький сигнал, как я начинал внимательнее присматриваться к людям, «случайно» возникавшим на моём пути, на тех, с кем знакомили или кого встречал… Таким образом, никогда не упуская подвернувшийся шанс. Потому что шанс – это всегда люди. Ещё с самого раннего детства я слышал от бабушки, что Господь разговаривает с нами через других людей и случайности. Кажется, сейчас я понимаю, что она имела ввиду.

На следующий день я проснулся, до предела наполненный удивлением. «Интересно, кого судьба подкинет на этот раз? – гадал я, лёжа на кровати, и стараясь насытить обезумевшую ладонь. – Да и ещё так скоро?!»

Объясняю: чем с большей силой чешется ладонь, тем скорее я повстречаю «нужного человека». Если чуть-чуть – значит, в течение недели; если с такой интенсивностью, как сейчас – то в течение дня. А иногда бывало, что почти что неощутимые сигналы с каждым днём всё нарастали до тех пор, пока тот самый человек не пожимал, знакомясь со мной, правую руку. С ума можно сойти!

Сейчас меня больше всего удивило, что ладонь вообще дала о себе знать во время Сезона Одиночества. Ведь такого ещё ни разу не было, чтобы хоть кто-нибудь интересовался мною в этот странный период.

– Удивительно! – хмыкнул я вслух и поплёлся умываться.

 

Встреча произошла после обеда, ближе к трём.

Я привычно бродил по бесконечным хитросплетениям улиц, вышагивая в такт играющей в наушниках музыке. Даже не знаю, куда я забрёл – это был частный сектор. Старые обветшалые домишки соседствовали с огромными красавцами ценой в несколько сот тысяч американцев. Город контрастов – нищета и богатство, красота и убогожество, изобилие и скудость переплетаются здесь. Борьба за жизнь.

Я шёл неспешно, погрущившись с головой в музыку и собственные мысли, совершенно не обращая внимания на движущийся фоном мир. Кроме себя самого, в ближайшие несколько дней на всей Земле мне никто не понадобится. И никому не буду нужен я. Наверное, это моя маленькая месть миру за то, что он меня бросил, хоть и ненадолго.

Чуть впереди по дороге мне навстречу еле полз большой чёрный автомобиль. Я бы, наверное, и не обратил на него внимания, но… Почувствовал, что ждут именно меня. Поравнявшись с ним, я увидел в открытом окне авто добродушное улыбающееся лицо хорошо выбритого мужчины. Его губы беззвучно шевелились. Я вынул наушники.

– …блудился. В этих лабиринтах сам чёрт ногу сломит. Даже не представляю, в каком направлении ехать, – виновато объяснял он.

Я уже говорил, что у меня гениальная память на голоса? Да… Должно быть, упоминал. Так вот, мне хватило тех жалких обрывков диктофонной записи, чтобы навсегда запомнить голос беседовавшего со мной человека. И он был передо мной…

Не скажу, что я был ошарашен или хотя бы растерян. Я, наверное, где-то на уровне подсознания ожидал чего-либо подобного, и теперь внутри не осталось ничего, кроме бьющего зарядом в тысячи вольт любопытства. Больше всего на свете сейчас я хотел понять, что происходит, разгадать эту головоломку.

– Кхм… – откашлялся водитель, чтобы нарушить нелепую тишину. Только сейчас я понял, что бестактно отмалчивался на обращение.

– Знаете… Сам блуждаю здесь битый час, никак выбраться не могу. А прохожих, чтоб спросить, как назло нет, – соврал я. – Хоть в службу спасения звони.

Мужчина приветливо заулыбался, видимо обрадовавшись, что он не один в этом мире «полный Сусанин».

– А Вам куда? – спросил он.

– Мне? Да хоть куда-нибудь… Если к ближайшей станции метро, вообще было бы здорово.

– Залезайте… – открыл он мне дверцу, приглашая войти. – Будем вместе выбираться.

Внутри эта громоздкая машина впечатляла ещё больше, чем снаружи. Если в салоне установить ещё джакузи и туалет, то здесь вполне и жить можно.

– Нравится? – проследив за моим взглядом, спросил хозяин.

– Вместительно, – уклончиво ответил я, не желая выдавать восхищения. Оставшись удовлетворённым моим ответом, он тронулся с места.

– А «Джи-Пи-Эс-навигатор» разве не предназначен как раз для случаев, когда заблудился? – кивнул я на большой встроенный экран, встроенный в панель.

Мужчина замотал головой:

– С проводкой что-то, электроника только частично работает. Как раз завтра хотел в сервис отскочить. Навигатор меня неоднократно спасал, выводя из городских катакомб. При моей работе он ой как нужен.

За окнами проплывали как две капли похожие ландшафты – мирно сосуществующие избы и дома. Водитель наугад кружил по улочкам, всё дальше удаляясь от нужного направления. Я-то представлял, в какую сторону нам надо, но говорить об этом и не собирался. По крайней мере, пока не разберусь, что к чему.

– Кстати… Вадим, – протянул он мне руку, после пожатия которой зуд в ладони мгновенно прекратился. Я тоже представился. – Ну, а Вы чем занимаетесь? – спросил он меня так, будто только что сам битый час пачкал мне мозги разговорами о трудностях своей профессии.

– Я?.. – меня почему-то этот вопрос застал врасплох. Я как-то растерялся, медля с ответом. – Я… музыкой.

– О, вы музыкант! – обрадовался новый знакомый. – Я тоже музыку люблю… – И с этими словами одним нажатием включил автомагнитолу. – Хорошо, хоть мафончик не полетел, а то б я точно в тишине окочурился.

По салону невидимыми волнами расползлась достаточно энергичная композиция, басовыми импульсами будоража воздух.

– И что именно в музыкальной сфере Вы делаете: поёте, играете в группе, продюссируете? Или у Вас своя звукозаписывающая компания? – последнюю фразу он произнёс с долей иронии, и мне понятно почему. Вещи, которые были на мне, никак не могли говорить, что я человек, живущий в достатке, скорее, наоборот. Прогуливаясь, я всегда предпочитал надевать свободную одежду, не заботясь о виде. Мне вообще удивительно, что Вадим впустил меня в машину.

– Нет… Ничем из перечисленного я не занимаюсь.

– Хм… – искренне удивился Вадим, видимо решив, что озвучил всю возможную деятельность, касающуюся музыки. – И что же тогда?

– «Ловец мгновений».

– Ловец мгновений?

– Да, – кивнул я.

– И что это значит? – пытался он понять.

– Это серия музыкальных сборок. Я сборки составляю.

– Типа «Сто лучших песен девяностых»? – схохмил он.

– Ну, если очень утрировать, то да. Только с той разницей, что мои диски нельзя купить в обычных музыкальных магазинах.

– Так, а в чём фишка?

– Фишка? – по привычке переспросил я. – Если в общих чертах… Я подбираю подходящую музыку для определённых ситуаций.

– То есть? – ему явно было интересно, но Вадим никак не мог до конца понять, что я имею ввиду.

– К примеру, определённая музыка вызывает очень сильные ощущения, если слушать её в поезде или, пролетая над ночным городом на самолёте. Но, слушая ту же музыку дома или гуляя с собакой, ничего не почувствуешь. Вот моя работа и заключается в том, чтобы объединять окружающую обстановку с музыкальными композициями. Своеобразные «Саундтреки к жизни», чтобы люди могли испытать яркие впечатления. Мои «пойманные мгновения», в основном, пользуются спросом у состоятельных людей, которые вместе с диском могут позволить себе выкупить «обстановку».

– В смысле, билет на самолёт или поезд?

– Точно… Только пример с самолётом достаточно примитивный – первое, что пришло на ум. Это может быть и прыжок с парашюта, и казнь преступника, и дайвинг – всё, что угодно…

– Да уж… необычная у тебя работёнка! Наверное, много путешествовать приходится? – незаметно перешёл он «на ты».

Я кивнул, отдавая дань его прозорливости.

– Слушай! – воскликнул Вадим, съехал на обочину и затормозил. – Мы ж с тобой почти коллеги!

– Да? – теперь настала моя очередь удивляться. – В каком смысле?

– Ты же, получается, помогаешь людям путешествовать, верно?

Ненадолго задумавшись, я ответил:

– Ну-у… Если с натяжкой, то верно. Однако основное значение в моём деле имеет музыка и ощущения, – мне не понравилось, что то, чем я занимаюсь, настолько упростили.

– Ай-и!.. – отмахнулся он от моих возражений. – Люди тоже путешествуют исключительно ради новых впечатлений. Разве не так? Мало кто ездит в другие города и страны для расширения лексикона или общей эрудированности… Всем подавай ощущения… Все хотят разукрасить свою жизнь.

– Так, а чем Вы, собственно, занимаетесь? – поинтересовался я.

Он удовлетворённо кивнул, ожидая этого вопроса.

– У меня свой клуб.

– Клуб? В смысле, дискотека?

– Нет-нет… Наподобие кружка по интересам, как в школе. Помнишь – «Юный дельтапланерист», «Юный природовед» и так далее?

– И чем же люди в вашем… М-м… «Кружке» занимаются?

– Конечно же, путешествуют! И не просто катаются по однообразным гостиницам и жрут местную еду, считая себя первооткрывателями… А путешествуют с изюминкой! – он притих, театрально нагнетая ажиотаж вокруг обсуждаемой темы. Подыгрывать ему не пришлось – мне и в самом деле было безумно интересно, о чём он говорит.

– И в чём же заключается «изюминка»?

Он довольно причмокнул языком, таким образом, показывая что-то вроде: «То-то же! Вот так-то!»

– Мы играем, – наконец начал он.

– Во что?

– А во что можно играть? Конечно же в игры! Я даю задание, придумываю правила, направление, фонд и награду за победу. Так и живу… – видимо, прочитав в моём взгляде непонимание, Вадим стал объяснять более подробно. – По образованию я – юрист. Раньше работал на одну крупную компанию, и по делам мне часто приходилось мотаться в разные страны – подписывать контракты. Поначалу мои поездки приносили огромную радость, я старался урвать каждую свободную минутку, чтобы побродить по окрестностям, посмотреть достопримечательности. Но со временем мне стало это надоедать. Наверное, из-за беспрерывного потока разных мест, людей и культур, из-за только поверхностного рассмотрения стран, я начал терять всякий интерес, всё чаще оставаясь в гостинице.

Такой порядок меня совершенно не устраивал, и я начал размышлять, как сделать, чтобы поездки вновь начали приносить радость. Ведь другие города и страны – это мой стиль жизни, и если мне они наскучивают, значит недолго и до выгорания. Именно тогда мне и пришло в голову, что, если превратить путешествия в игру, то мне работа никогда не надоест. Посидев немного над чистым листом, я смог таки выдать подробный план нескольких игр…

– Например?

– Ну… Как сейчас помню, самую первую игру я назвал «Светофоры».

– Это как?

– Короче… Представь, что ты идёшь по незнакомому городу, куда глаза глядят. Тебе всё равно куда идти, главное – осмотреть город. И вот тебе на пути встречается перекрёсток со светофорами… А твоя главная задача – ни на секунду не останавливаться… То есть где горит зелёный, туда и идёшь. Горит прямо – идёшь прямо. Нужно повернуть – поворачиваешь. Самое здоровское в таких прогулках – что ты совершенно не знаешь, куда тебя занесёт. На пути могут быть и препятствия, и неприятности. Но главное – это увлекательно… О-Щ-У-Щ-Е-Н-И-Я!

– Действительно, должно быть увлекательно, – поддержал я понравившиеся мне «Светофоры».

– Не то слово! Дальше – круче… Игра «Проездной». Опять же в неизвестном городе вместо того, чтобы ездить по скучным, затёртым до дыр туристическим маршрутам, покупаешь себе проездной на любой наземный транспорт… И начинаешь кататься, допустим, на автобусе. Слушаешь чужую речь, смотришь на пассажиров, пейзажи за окном, прохожих… И делаешь это до тех пор, пока не увидишь что-нибудь интересное, любопытное. Тогда выходишь на ближайшей остановке, идёшь рассмотреть вблизи, что понравилось, а затем садишься уже в другой маршрут, и ездишь до другого понравившегося тебе местечка. Знаешь, как весело?!

– Я думаю…

– Со временем я выложил идеи своих игр на специально созданном для этого сайте. И знаешь что? Меня поддержала куча народа. Люди откликнулись, многим мои идеи были интересны, я был завален хорошими отзывами. Постепенно сформировался круг фанатов такого отдыха. Ещё чуть позже потребовалось внести поправки к правилам игр… К примеру, обозначить цель.

– Цель?

– Да, это очень важно! К «Проездному» я добавил необходимость сделать двадцать фотографий разных мест: опасных, смешных, удивительных, глупых… Теперь таким образом можно было устраивать соревнования. Кто первый изо всех соберёт необходимые фото и выложит их в сети, тот победил. Важно чтобы фото подходили под требования. Далее, немного подумав, я оформил всю эту затею официально, а это, значит споры, ставки, профессиональные и любительские лиги. Самостоятельно отслеживаю только высшую лигу, остальное поручаю своим ребятам…

– А сколько лиг всего?

– Ой, много. Я всех подробностей не знаю – клуб уже как самостоятельный живой организм, развивается без моего участия. Сами участники придумывают всё новые игры, а я лишь утверждаю или отвергаю их, занимаюсь организацией.

– И людям не надоедает играть?

– Конечно, нет! О чем ты?! Я одно время нанимал команду креативщиков, они мне игры придумывали, но за ненадобностью пришлось их распустить. Народ – самый большой фантазёр. Такие интересные игрища придумывают, аж самому любо-дорого посмотреть! Ну, а когда начал зарабатывать на играх больше, чем в фирме, не будь дураком, я и ушёл из неё. Теперь этим и живу.

– Круто! – похвалил я находчивость Вадима.

– А то! Завтра, например, ночью в Турцию лечу. Там в этом месяце Высшая лига проводиться – надо всё утвердить, проверить, чтобы всё тип-топ. Тем более, что в этот раз ввожу парочку новых игр.

– Каких? – мне было очень любопытно и хотелось побольше узнать о странном человеке и его клубе.

– Если вкратце, то добраться из пункта А в пункт Б.

– Так, а что в этом трудного?

– А не всё так просто, как может показаться! Более слабым игрокам надо будет добраться до пункта назначения, притворяясь глухонемыми, имея в наличии лишь фотографию нужной достопримечательности. Представляешь как это непросто? Мало того, что чужая страна, так ещё и объясняться только жестами можно. А для сильных игроков и того хуже – им придётся найти заданную цель, опираясь лишь на воспоминания о показанной им фотографии.

– Найди то, не знаю что?

– Точно-точно! Но и награда того стоит. Короче, если подводить итог, получилась туристическая игра. Любители активного отдыха только выигрывают от такого досуга. Приезжай себе в новый город и там рассматривай достопримечательности, попутно стараясь выиграть кругленькую сумму. Чем плохо?

– Думаю, ничем…

– Правильно думаешь, – помахал Вадим указательным пальцем в воздухе. – Теперь ты понимаешь, что, по сути, мы с тобой занимаемся одним делом – и у тебя, и у меня есть путешествия, есть впечатления, есть радость от прожитого времени. Кстати… Я обдумаю, то, что ты о себе рассказал, о «Ловце ощущений»… Думаю, сотрудничество может оказаться обоюдно выгодным. Ты вообще как посотрудничать?

– Я? За! Мне интересно.

– Вот и отлично! – обрадовался он. – А как насчёт того, чтобы на себе опробовать игры?

Я пожал плечами:

– Не знаю… Честно говоря, страшновато.

– Да брось ты… – Вадим ободряюще похлопал меня по плечу. – Это здорово, сам увидишь!

– Нужно с делами сначала разобраться.

– А я что, говорю, прямо сейчас начинаем? Завтра ночью я в Турцию улетаю, дня на два-три. По приезде тобой и займусь. Хочу одну игру для фрицев здесь замутить, как раз на неё и попадёшь. И уезжать никуда не надо. Хотя… Многое ещё непонятно, вилами по воде писано, – он задумался. – Главное, чтобы ты был согласен. Согласен?

– Всегда готов! – шутливо, в пионерской манере отрапортовал я.

Вот и здорово! – весело прощебетал Вадим. А затем мы погрузились в молчание, каждый думая о своём.

Я не сразу понял, ЧТО происходит. Медленно, с трудом, я расстался с мыслями об игре… Странное ощущение, когда фон выходит на передний план и резко затмевает весь внешний мир. Именно так и получилось, когда до меня дошло, что играющая по радио композиция – это та самая «Тэйк ми оувер», и что Вадим сказал слышимую мной на записи фразу.

Я, как бешеный, полез в карман, достал плеер, но, вопреки ожиданиям, разговор не писывался. Играла музыка: ведь я, перед тем как залезть в машину, забыл выключить красный «Айривер».

– Что с тобой? – обеспокоенно спросил Вадим. – Всё в порядке?

– Спорим, сейчас четыре сорок три?! – я уставился пустым взглядом на мертвое тело навигатора. Вадим достал мобильный.

– На телефоне – сорок пять… А что?

– Да так… Всё в порядке. Это я просто вспомнил, что забыл… Не обращай внимания. Итак… – я, как ни в чём ни бывало, деловито достал из кошелька визитку и протянул ему, а Вадим мне – свою. – В общем договорились! Звони, как вернёшься в город. ОК?

Он ехидно улыбнулся:

– Один из последних ноу-хау в наших играх – это неожиданное начало. Когда совсем не ждёшь.

– Это как?

– Так, просто ты вдруг понимаешь, что игра началась.

– Дуристика! – возмутился я. Последняя новость мне почему-то не очень-то пришлась по душе.

– Тебе понравится, вот увидишь, – заверил он.

– Не знаю… Не знаю… Главное – чтоб потом жалеть не пришлось.

– Не пожалеешь, не ссы. Чтоб понять, когда началась игра, помни, что наш клуб выделяется ярко-красным цветом. Переверни визитку.

Я сделал, как он сказал – с обратной стороны она оказалась огненно-красной, хотя с лицевой выглядела вполне безобидно.

– Ну, всё, увидимся!

– Ага… – только и сказал я, пожав ему руку, и вылез из салона. Махнув на прощанье рукой, пошёл вперёд.

Через несколько секунд он догнал меня, и, как при встрече, крикнул через приоткрытое окно:

– Так, а выбираться-то отсюда собираешься? Давай подброшу.

– Не-е… – отказался я. – Лучше прогуляюсь, а ты езжай. Мне кажется, что тебе стóит во-о-он туда повернуть. Думаю, там выберешься…

Он кивнул.

– Спасибо… И вот ещё, – он протянул в окошко небольшой пакетик. Я взял дар.

– Что это? – спросил я Вадима, взвешивая в руке неизвестный предмет.

– На досуге почитаешь, – улыбнулся он, и, закрыв тонированное окно, направился в указанную мной сторону.

В пакете лежала книга, ослепляющая огненно-красной обложкой.

 

Попал домой только к девяти. Пока проветрил усталые мысли, пока хоть кое-как «утрамбовал» в голове события последних дней, пришлось долго скитаться. Моё сознание сейчас, наверное, можно сравнить с переполненным чемоданом, куда нужно много чего поместить, а места уже не осталось – пихáешь, стараешься, пыхтишь, а молния так и не застёгивается. Ничто так не перегружает мозги, как нелогичность и не структурированность мира вокруг.

Если раньше в Сезон Одиночества я просто выпадал из стремнины земной круговерти, если обо мне просто забывали, то сейчас частично вспомнили, при этом забыв толково настроить ход времени. Из точки А я попадаю в точку Г, а из Г – в Б… Если и дальше так пойдёт, боюсь даже представить, куда меня может занести.

По дороге я не удержался и проверил плеер. К счастью или к сожалению (даже не знаю) никаких новых записей не было. Всё также «16.43» лежало на своём месте – фоном играет «ЭйТиБи», плохо различимые слова Вадима, и мой собственный, но немного иной, голос…

Тяжёлым вздохом я обозначил страх никогда не постичь, что же на самом деле со мной происходит? Сколько над этим вопросом ни думал, всё одно – ничего путного в голову не лезло. Лишь пришёл к выводу, что у времени странный юмор.

 

Наскоро перекусив, отправился в кабинет, где с открытой банкой пива принялся за подаренную Вадимом «красную» книгу. Автором оказался мой новый знакомый. Я сравнил фамилию на обложке с той, на визитке – стопроцентное совпадение. Название у книги тоже было прикольным, под стать автору – «Странный путеводитель по странным местам».

Книга была заполнена красочными фотографиями, описаниями каких-то событий и людей… Сказать по правде, «Путеводитель» оказался просто замечательным, читался легко и с удовольствием. По сути, он представлял собой сборник необычных, или (как правильно подмечено в названии) странных фактов из разных уголков мира.

Особенно мне понравилась фотография японского бомжа, прислонившегося к стенке одной из станций метрополитена, выставив перед собой картонную коробку для пожертвований, а справа – большой, с полчеловека, качественно сделанный стенд с иероглифами и картинками каких-то зданий и памятников. Под фотографией пояснение: «Токио. Станция Гиндза. Надпись на стенде гласит: «Мне осталось жить полгода. Мечтаю побывать в Санкт-Петербурге. Не пожалейте денег на мечту! P.S.: Могу предъявить справку от онколога».

А ещё очень понравилось фото с огромной водонапорной башней из красного кирпича, вырастающей прямо из дворика частного дома, обнесённого деревянным забором. Далее приводилось интервью с хозяином этого земельного участка. Он рассказывает, насколько уже привык к ней: «Вы даже не представляете, как здорово каждый день выходить на крыльцо покурить или в туалет (он у меня на улице), а в нескольких метрах от Вас возвышается этот гигант! Я даже в других местах, кроме своего дома, спать не могу… Почему? Наверное, потому что не чувствую, как башня меня охраняет…»

В общей сложности, подобных историй в книге было более двухсот, и каждая была удивительнее другой.

«…Секрет моего счастья прост – ко всему в жизни относиться несерьёзно. Иначе удовольствия от «серых будней» Вам не видать, – писал Вадим. – Как-то раз меня занесло в небольшой канадский город, где проходили празднества в честь недавно построенного района. Он был размером с полгорода, и работы завершили всего за полтора года. У властей была задумка сделать из этого спокойного городишки большой экономический узел, поэтому стройка и велась такими темпами. Я стоял на крыше одного из небоскрёбов, наблюдая за огнями преображающегося снежного мира. Рядом со мной увлечённо курил какой-то мужчина, судя по восхищённым вздохам, местный житель. Вечерний город в вуали снегопада, и в самом деле, являл великолепное зрелище.

– Правда, красиво? – обратился ко мне по-английски этот человек.

– Да, очень… – ответил я ему.

– Это я построил! – горделиво сказал он.

– Вы строитель? – логично решил я.

– Да, прораб… А вы?

Я сказал ему, что занимаюсь туризмом и приехал присмотреться к этому городу.

– Тогда я завидую, что вы не строитель.

– ??? – я не понял, что он имеет в виду.

– Ваш плюс в том, что вы можете наслаждаться этим пейзажем «в чистом виде».

– То есть?

– Совсем недавно здесь был пустырь, совсем не на что смотреть… Усилием тысяч человек теперь здесь настоящий оазис. Он повернулся ко мне и спросил:

– Затевая стройку, что нужно делать в первую очередь??

Подумав, я предположил, что сначала нужно завезти технику.

– А вот и нет, – с сожалением цокнул он, – первым делом всегда устанавливаются туалеты, и лишь затем – всё остальное. Каждый раз, глядя на дело рук своих, я автоматически, сам того не желая, вспоминаю, вокруг чего всё это создавалось. Сразу блеск тускнееи… Почему?!

Я ничего не ответил, лишь подумал, запомнив навсегда: «Каким бы ни был мир, он всегда создаётся вокруг сортиров…»

В самом конце, вместо эпилога Вадим написал такие слова:

«За время бесчисленных скитаний по свету я постиг одну истину, являющуюся сейчас кредо моей жизни: «Каждый человек сам выбирает, в каком мире ему жить: красоты или уродства».

Мир научил этому, когда однажды я случайно повстречал двух знакомых. С первым я увиделся утром, в магазине, со вторым – вечером, в ресторане. Оба они только что вернулись из странствий. Утренний знакомый поведал мне об ужасном городе в далёкой стране, наводнённом проблемами и недочётами, некоем опасном и жестоком месте. Тогда, кажется, подумалось, что я никогда туда не поеду.

Вечерний приятель стал восхищённо делиться впечатлениями о чудесных и гостеприимных местных жителях, об их удивительных обычаях и прекрасных женщинах. Я очень удивился, когда он назвал мне тот же самый городишко, что и первый.

С тех пор я твёрдо решил доверять только лишь своему собственному мнению, чего и вам желаю. И помните: какой мир окружает Вас, зависит только лишь от… (-: я думаю, вы сами знаете :-)!»

Дочитав книгу, я выключил настольную лампу. Немного посидел в темноте, стараясь ни о чём не думать… Но у меня это плохо получалось. Когда понял, что все мои попытки бесплодны, пошёл спать.

 

Вадим оказался неправ…

Когда я через день неожиданно наткнулся на ключи, мне это совсем не понравилось, хотя он уверял, что это его «ноу-хау» придётся мне по душе.

В этот раз меня занесло на самую окраину города. Я с лихвой нагулялся по этому району и собирался ехать домой, так как уже начинало темнеть. Даже издалека, подходя к остановке, я заметил ключи. Правда, тогда было ещё невозможно толком понять, что же это такое – просто мелькало что-то красное…

Приблизившись, я узрел кое-как запиханную в щель между металлическими столбами связку ключей с чипом и ярко-красным брелком. Ни секунды не сомневаясь, я взял оставленный кем-то «подарок». На остановке, помимо меня, было всего пятеро человек. Скорее всего, этот «кто-то» был одним из пятёрки, иначе как по-другому можно было подстроить, чтобы именно я «нашёл» ключи?

Н-да… Молодец Вадим, оперативно работает. Я в Турцию улетаю завтра… Бла-бла-бла… Шутник хренов!

В подтверждение его специфического юмора железный брелок в связке был сделан в форме развивающегося турецкого флага: на алом фоне белые полумесяц и звезда. Умно… Другие люди просто могли подумать, что кто-то потерял ключи, а нашедший повесил их на остановке, логично решив, что именно в этом людном месте у нерадивого хозяина больше шансов заприметить их. При этом Вадим точно рассчитал, мимо каких образов (ярко-красный цвет в сочетании с турецким флагом) я наверняка не пройду и пойму, что ключи оставлены именно мне.

Я, сам того не желая, усмехнулся, восхищаясь находчивостью моего знакомого.

Оглядев ожидающих автобуса людей, понял – подозревать, что кто-то из них по поручению Вадима подстроил этот трюк, совершенно бессмысленно. Да и разоблачи я его помощника, что мне это даст? Вадим был прав в одном – эффект неожиданности действительно ошарашивает.

Осталось только понять, что со всем этим добром делать? Я уселся на скамейку и стал внимательно осматривать ключи – ничего особенного это мне не дало. Самые обычные, ничем не примечательные… В них самих по себе ответа, куда же двигаться дальше, не содержалось. Лишь минут через пятнадцать, случайно совместив в голове то место, где я в данный момент находился с определённым набором ключей, я разгадал ребус.

Этот район города все называли «Нью-Йорк», потому что он состоял из дюжины девяти-шестнадцатиэтажных домов, вокруг которых во все стороны расползался частный сектор, и по сравнению с одним или двумя этажами окружающих домишек высотки казались настоящими гигантами. Поэтому сравнение с крупнейшим мегаполисом Соединённых Штатов на самом деле было кстати.

Так вот, если логически размышлять, то ключи, лежавшие на моей ладони, могли быть только от квартиры в одном из этих домов. Почему я считаю этот вывод логичным? Потому что в связке был чип (от подъезда), большой длинный ключ (от тамбура) и ещё два (от входной двери) плюс брелок. К тому же, какой смысл Вадиму оставлять мне ключи от частного дома? Ведь тогда ни одна жизнь понадобится на поиски нужной двери… Поэтому вывод напрашивался сам собой.

Достал из мастерки уже который день немой телефон, чтобы узнать время. Двадцать один девятнадцать, скоро совсем стемнеет. Затем положил его обратно. Интересно, зачем я таскаю ненужный в Сезон аппарат? Только лишь ради времени? Нет, телефон – это надежда, что затянувшееся одиночество скоро развеется. Благодаря мобильнику я и узнаю, что проклятый Сезон наконец-то завершился. Сотовый оживает десятками звонков, начинает без умолку трезвонить, надрываться, доставать голосами дальних и близких людей. Для меня это настоящий бальзам на душу: любой посторонний звук становится праздником. Поскорее бы уже вернулась моя нормальная жизнь на следующие пару лет…

Немного поразмыслив, я всё же решился и направился в сторону высоток. Честно говоря, на тот момент я даже и не задумывался, куда, в конечном итоге, мне нужно придти, что или кто меня ожидает там, где я окажусь… Но, всё равно, я шёл ИГРАТЬ по правилам этого эксцентричного человека.

 

Я думал, что времени это займёт всего ничего. Прикладываешь чип к нужному месту у двери подъезда, если не подошёл, идешь к следующему, если подошёл – радуешься, заходишь в подъезд и бегаешь дураком по этажам, стараясь не получить от жильцов по роже, в поисках подходящих замкóв. Но это потом, а для начала нужно отыскать подходящий чипу подъезд.

Это оказалось не так-то просто. Как часто бывает, дела, о которых думаешь «раз плюнуть», затягиваются надолго, бесконечной чередой непредусмотренных «но…». И, наоборот, заранее готовясь к сложному, практически неодолимому делу, почему-то расстраиваешься, когда оно само собой разрешается в течение нескольких минут.

Итак… Дюжина высоток. В каждой – от одного до шести подъездов. В общей сложности, насчитал пятьдесят пять (шесть – шестиподъездных, три – четырёх, один – пяти, и два – одно– подъездных дома). Это же пятьдесят пять! И ладно бы, можно было просто идти от подъезда к подъезду совершенно беспрепятственно – так нет же! Возле некоторых сидят прозорливые, подозрительные бабки, возле других кто-то стоит, возле третьих ещё что-нибудь, например, таскают какие-то вещи из машины. После встречи с Вадимом я уже не был так уверен в своей «невидимости» для окружающих, а лишние проблемы мне ни к чему.

Я надеялся, что хотя бы некоторые подъезды окажутся без домофонов, но не тут-то было. Все, как один охраняли лестничные площадки от бомжей и быдла (хотя, кто захочет внутрь попадёт, и двери не помеха). Разве что некоторые чúповые замки на дверях были чуть другой модели, и тогда можно было сразу понять, что мне не сюда.

Ещё неудобства мне доставили неработающие двери (всего их было три). То есть теоретически один из этих трёх подъездов мог оказаться тем самым. Но как проверишь, если он не работает? Эти подъезды я решил оставить напоследок…

Вадим эти поиски назвал игрой. Но я в данный момент не ощущал ни радости, ни воодушевления, ни азарта – верную свиту игры. Скорее, я просто выполнял, что должен, прямо как хороший солдат. Но при этом чувствовал себя по-дурацки, будто «старший по званию» приказал мне искать то, чего на самом деле не существует, и, пока я ношусь сломя голову, сам сидит в укромном, тёплом местечке, и наблюдает за мной, мерзко хихикая.

В конечном итоге, получилось именно то, чего я больше всего боялся: проверив все двери, я так и не услышал победного клича разблокированного замка. Нужный подъезд найден не был. Правда, оставались ещё те три двери, что не работали. Но к ним я даже не стал подходить.

Посмотрев на часы, я обнаружил, что уже половина второго ночи – четыре часа! Как я мог шнырять здесь, словно неугомонный дух, больше четырёх часов? Куда делось время?! Когда я успел его столько потратить?! И, самое главное, ради чего?!! Все эти вопросы смешались, став компонентами взрывчатки, и я разом почувствовал разрозненные, тянущие (каждое в свою сторону) чувства: бессилие, опустошённость, бешенство… Дикая злость на Вадима с его дурацкими игрищами, на сломанные двери, из-за которых я не могу пройти всё до конца; и (самое главное), на себя за то, что нормально не смог ему отказать, и теперь вот хрен знает где посреди ночи, усталый и голодный…

Голод начал досаждать конкретно, стоило лишь о нём вспомнить. Последний раз я ел часа в три, перед тем как пойти на прогулку. А это около десяти часов назад. Пока обшаривал «Нью-Йорк», обнаружил небольшой круглосуточный магазинчик. Именно в него я и направился.

Покупателей в лавочке не оказалось. Сонная продавщица читала какой-то бездумный мусор типа Шиловой или Донцовой, созданный как раз для такого часа – когда уже мозги не варят, а время куда-то деть надо. Я купил плавленый сырок «Оршанский», крабовые палочки и пачку чипсов «Лейз» – сочетаньице самое то, чтобы наесться с причинением максимального вреда желудку. Зато вкусно! Поблагодарив, расплатился и вышел.

На улице было прохладно, но не холодно. По крайней мере, сегодня замёрзнуть не судьба. Я нашёл широкие качели, уселся и приступил к ночной трапезе. Было действительно вкусно… Приятная истома медленно расползалась по истомлённому телу. Я неспешно покачивал вперёд и назад. Железо тихо поскрипывало. Всё это убаюкивало, и разбушевавшиеся ранее чувства постепенно ложились на дно.

Поглощая купленное, я размышлял о сложившейся ситуации, о Сезоне Одиночества, о Вадиме и его «ярко-красной» игре… На душе всё ещё было погано, и загоревшееся огненным цветом окно только добавило неприятный осадок…

В доме слева, этаже на пятом, вдруг зажглось одно из окон. Не знаю, что именно окрашивало исходящее от окна сияние краснотой (занавески или торшер – отсюда не разглядеть), но цвет был насыщенный, ядовитый, густой, будто вытекавший в кромешную темень.

Усугубляло ситуацию то, что кругом выстроились высотки, уставившиеся во мглу тысячами слепых глаз. И лишь одно окно горело цветом опасности, агрессии и крови. Оно будто бы дразнилось, обвиняя в слабохарактерности, в отсутствии настойчивости и «внутреннего стержня»… Мол: «Вот оно я – то, что ты искал – совсем рядом! А тебе не хватило самой малости, чтобы найти меня, слабак!»

Доев, я скомкал обёртки и фольгу, положил в карман, чтобы по дороге выкинуть, и отправился ловить такси…

 

И даже наутро я не перестал ощущать ночной провал. Проигрыш напоминал о себе усталостью и разбитостью. Казалось, каждая клеточка превратилась в самодостаточный организм и стала требовать свободы, стараясь разорвать со мной всякую связь. Поначалу я даже решил, что заболел Но, прислушавшись к ощущениям, понял, что на знакомую гриппозную ломоту в костях это не тянет. Да и не было у меня ни простуды, ни гриппа уже лет пять… С чего бы именно сейчас я должен свалиться с температурой?

Стараясь привести себя в порядок с помощью душа, отправился в ванную. Обливание попеременно холодной и горячей водой действительно пошло мне на пользу: мозги более-менее включились. Могу думать – и то хорошо.

Насухо вытерся, оделся. Поставил чайник и взялся за приготовление салата.

Грамм пятьдесят девятипроцентного творога, много укропа, петрушки и киндзы, тщательно измельчённых, чуть базилика, один болгарский перец, парочка зубчиков чеснока (если бы делал всё это вечером, чеснока можно было бы положить побольше), сверху изрядно полил сметаной, приправил смесью перцев, посолил. Всё перемешав, принялся уплетать получившееся чудо, намазывая на тонкие ломтики белого хлеба. Кофе с молоком…

Пока жевал, обдумывал, чем заняться. Первое, что пришло в голову – это позвонить Вадиму и сказать, чтобы вычеркнул меня из списка игроков раз и навсегда, объяснив ему, что игра с ключами не пришлась мне «по душе»… КЛЮЧИ!

Я пошёл в прихожую и достал из кармана куртки связку. Взял двумя пальцами за турецкий флаг (это получилось как-то брезгливо, будто он был заляпан грязью, а я не хотел измазаться)… Ключи бессильно болтались, тихо позвякивая, видимо зная, что сейчас решается их судьба. И, вправду, что с ними делать? Ведь больше они мне не понадобятся… Вопреки чувствам, требовавшим скорейшей расправы над чужеродным металлом, я не положил их обратно – туда, откуда откуда взял. Если доведётся увидеть Вадима, отдам ему лично.

Нужно было подумать о разном, поэтому отправился на диван. Стоило улечься, как глаза сами собой начали слипаться. Это плохой знак – только лишь проснулся, а уже опять клонит в сон. Энергичным меня не назовёшь, однако, даже для такого дохлика как я, это слишком. Нужно чем-нибудь себя занять.

Поковырявшись в книжных полках, тщательно изучив корешки всехт имеющихся книг, и ничего подходящего не обнаружив, решил сходить в книжный. Большой, хороший книжный магазин располагался неподалёку от дома – двадцать минут с небольшим пешком (или три остановки). Я решил пройтись.

Как и предполагалось, ровно через двадцать пять минут я был на месте. Выбор был огромным, если не сказать сумасшедшим. Изо всего разнообразия подобрать что-нибудь подходящее именно мне казалось непосильным. Можно было с лёгкостью потеряться, заблудиться среди заманчивых названий, странных псевдонимов и пёстрых обложек, и при этом так и не узнать самого главного – понравится ли мне эта книга? Обычно я выбирал книгу, словно от этого зависела вся моя жизнь – очень скрупулёзно и придирчиво, особенно если это был неизвестный автор. Бывало, что я и по пять часов подряд мог провести за первооткрытием нового романа. Молодые девчата, присматривающие за магазином, меня хорошо знали и уже привыкли к таким вот многочасовым марафонам по миру современной литературы. А в Сезон Одиночества и вовсе не обращали на меня внимания.

Но в этот раз всё закончилось намного быстрее. Уже подходя к книжному, я знал, что и где мне искать. В отделе «Путешествия и туризм» я нашёл второй том «Странного путеводителя» – та же ярко-красная обложка, тот же стиль… Только другие «странные города». Расплатившись, вышел на улицу.

Куда дальше? Идти домой читать? Ну, уж нет. Где-где, а в пустом доме в такие дни лучше и вовсе не появляться – кругом тоска и апатия, только усиливающиеся в отсутствие людей. Но на улице сильно тоже не рассядешься, потому что я немного не рассчитал, одевшись не по погоде: сегодня было значительно холоднее.

Порыскав глазами, нашёл через дорогу небольшое кафе, где бывал иногда: тихо, уютно, много молодёжи, все пьют литрами кофе, прикусывая десертами… Именно такое место мне и требуется, для спокойного времяпрепровождения.

Итак, достичь светофора. Дождаться зелёного. Несколько десятков шагов, и… Я открываю стеклянную дверь заведения. Но мне не везёт: кафе забито до отказа. Кажется, что и здесь нет места. Я немного растерялся, не зная даже, как поступить – немного подождать, пока какой-нибудь столик не освободится или пойти в другое место. Сегодня ждать никого не хотелось.

Выйдя на улицу, потерянно стал оглядываться по сторонам, надеясь найти дальнейшее направление. Я стоял на ступеньках, словно на маленьком острове посреди людского океана, вглядываясь в сотни мелькавших лиц… Все неслись мимо, стараясь как можно скорее окунуться с головой в заботы, стирая из памяти никчёмное существование. И только я один не мог скрыться от самого себя. В какой-то степени я даже завидовал этим людям – уж слишком много на меня одного в последнее время обрушилось тишины и одиночества. Человек по природе не должен так долго выносить себя самого.

Мимо пронёсся до отказа набитый автобус. Он просигналил кому-то, но мне показалось, словно это был именно тот знак, которого я дожидался. А почему бы и нет?!

Иду на остановку, в киоске впервые за долгие годы покупаю проездной «автобус-троллейбус». Я редко использую общественный транспорт, а если и использую, то покупаю талоны. Раньше не было надобности в проездном, а сейчас появилась…

Сажусь в подъехавший через несколько минут автобус. Он не настолько заполнен людьми, как я ожидал. Наверное, потому что этот маршрут объезжает город по периметру, делая, таким образом огромный круг, а живущие на окраине предпочитают пользоваться метро – так быстрее. Именно такой «долгий» маршрут мне подходит больше всего.

Нахожу свободное сидение, открываю только что купленную книгу, читаю… Всё-таки здорово Вадим придумал с этими своими «Странными путешествиями»! Читается легко, познавательно, интересно, а мастерские снимки ещё больше позволяют погрузиться в описываемые им «миры». А ещё мне понравилась сама структура его книги: все истории не разбиты на отдельные фрагменты и главы, а идут сплошной чередой, из одной плавно перетекая в другую, словно путешественник незаметно для самого себя переносится между частями света. Здорово…

Как бы я не оттягивал предстоящий разговор напоследок, так или иначе, он должен был состояться. И, желательно, в ближайшее время, пока ребята Вадима опять не втянули меня в какую-нибудь ерунду, погружая с головой в правила своих странных игрищ. Поэтому самым правильным решением было отделаться поскорее от малоприятной беседы и уже со спокойной душой продолжить неспешно трястись в длинном, похожем на большую пузатую гусеницу, автобусе… Наслаждаясь музыкой, чтением, и, самое главное, теми, кто меня окружают…. Люди… Как обычно, уставшие и грустные… Ну, а там до окончания сезона рукой подать.

Я достал из нагрудного кармана тонкий кошелёк, а из него – визитку. Ещё раз внимательно осмотрел маленькую прямоугольную картонку, удивляясь простоте и оригинальности выдумки с огненно-красной стороной. Вроде легко и просто выкрасить оборотную сторону в другой цвет, нежели лицевую, а придаёт визитке изюминку. Сразу понимаешь, что хозяин – человек интересный.

На карточке значились «Ф.И.О.» Вадима, мобильный телефон, сайт и электронная почта, больше ничего – ни названия фирмы, ни факсы, ни звания… Видимо, предполагалось, что человек, держащий в руках визитку, уже знает, кто такой Вадим и зачем он может понадобиться. Я набрал обозначенные в карточке цифры и уже приготовился к тяжёлым и просторным объяснениям «что, да почему», как выдохнул с облегчением, услышав голос молоденькой девушки, убеждающей меня в невозможности соединения, так как «аппарат абонента выключен или находится в не зоны действия сети». Я было хотел разозлиться на Вадима, за «неподготовленность» к моему звонку, но затем передумал, разумно решив, что любой человек имеет право отгородиться от других выключенным телефоном. Может, он спит или ещё что… «Вне зоны…» – так может, он ещё в Турции? Нет, вряд ли. Ведь сам же сказал, что займётся мной по приезде – значит, уже прибыл. Ладно, буду дозваниваться.

Сразу же вернуться к чтению не получилось: мешали мысли, отвлекающие без спроса. Напряжение от предстоящего разговора немного спáло, но чувство злости за дурацкую игру, куда меня умудрились втянуть, всё ещё давало о себе знать. С одной стороны, сам виноват, что согласился! Но и меня можно понять: ведь я не мог знать, что правила окажутся столь нелепыми, а их выполнение – невозможным. К тому же, эффект неожиданности, который Вадим так хвалил, мне совершенно не подошёл! Я же рассчитывал, что всё начнётся несколько позже, хотя бы дня на три. Но чего уж там, как получилось, так получилось… Наверное, я всё принимаю слишком близко к сердцу. В обычные дни, а не во время Сезона, я бы точно не стал париться… Всего лишь ухмыльнулся и поплёлся дальше…

В конце концов, мне надоела эта бесконечная мысленная жвачка, я на всё плюнул и принялся за новую книгу.

 

Пять дней с утра до самой ночи, пока не переставал ездить транспорт и светофоры не начинали сопровождать мой путь лишь жёлтыми «перемигиваниями», я катался в автобусах, троллейбусах и трамваях. Даже не знаю, зачем мне надо было повторять участь игроков Вадима, но, видимо, какой-то смысл я всё же в этом находил.

Когда хотелось читать, я читал; когда надоедало, мог смотреть на меняющиеся пейзажи за окном или всматриваться в лица пассажиров. Мне безумно нравилось прожигать время именно так. Оказывается, люди бывают такими разными! Столько оттенков и эмоций можно увидеть на их лицах: усталость, печаль, разочарование, надежда, влюблённость, кокетство, заинтересованность, скука, равнодушие… Всё это сотнями и тысячами маленьких жизней сплошным потоком перетекало сквозь, через и мимо меня… До этого я никогда не думал, что в обычном кружении по маршруту может быть столько интересного.

Когда хотелось подышать свежим воздухом или просто размять затёкшие мышцы, я выходил на ближайшей остановке, гулял, пока не надоедало, а затем вновь садился на первый попавшийся транспорт. За эти дни, я, наверное, успел объездить весь город вдоль и поперёк, хотя до этого считал такое невозможным. Всего пять дней – и где я только ни побывал!

Всё это время я не переставал звонить Вадиму, но из раза в раз ответ оказывался одним и тем же. Мне иногда начинало казаться, что он заведомо дал мне не тот номер… Но, конечно же, это было чушью.

В очередной раз, решив попытаться пробить непреклонность звучащих в трубке электронных голосов, я по привычке вертел в руках визитку Вадима, набирая единственный за последние дни телефонный номер. Мой смотовый, как и я, знал это сочетание цифр, как родное – достаточно было дважды нажать кнопку вызова, как начинался набор. Но, увы… Вадим, видимо твёрдо решил ни с кем не общаться.

Мне часто начинало казаться, что я ввожу не те цифры или ошибаюсь в одной из них и теперь напрасно жду… Жду единственного в мире человека, что в Сезон разделил со мной Одиночество… Жду того, чей голос я, услышав единожды, запомнил раз и навсегда ещё до того, как он сам явился во плоти. Жду непонятно зачем… Наверное, чтобы просто почувствовать, что я пока ещё не один во Вселенной Прохожих. Но, в конце концов, я устал ждать…

Не знаю, что тогда произошло – почему-то я разгневался.

За окнами автобуса только-только стемнело, зажглись фонари, а люди всё спешили домой. Переполненный транспорт был готов в любую минуту затрещать по швам и развалиться на части от нарастающего изнутри напряжения. Люди толпились, пихались, пытаясь втиснуться, найти ещё один лишний сантиметр пространства. Хотя я и сидел, но на меня постоянно кто-то наваливался, больно упирался коленом в бок… Именно в этот самый момент я почувствовал бешенство, которое ни до, ни после больше внутри меня не оживало. Я увидел себя со стороны полным идиотом, как тогда во дворах «Нью-Йорка» напротив огненно-красного окна. Почему я опять делаю то, в чём нет никакого смысла?!

Визитка Вадима уже успела стать закладкой, перекочёвывая из одной книги в другую по мере их прочтения. Резким движением вытащив визитку из сборника рассказов Дины Рубиной, даже не посмотрев, в каком месте остановился, я начал шкуметатьб её в клочья… Пока на ладони не оказалась лишь горстка маленьких бесполезных красно-белых кусочков. Люди удивлённо, а некоторые испуганно смотрели на моё странное поведение, никак не сочетающееся с переполненным автобусом. Пошли к чёрту вместе с Вадимом!

Протиснувшись к двери, я выскочил на ближайшей остановке. Пригоршню некогда цельного предмета вышвырнул в урну и присел на скамейку отдышаться… Давно надо было так сделать, да не заниматься фигнёй. Стоило избавиться от визитки, как на душе полегчало. Видимо, ушло напряжение, вызванное сильным желанием наконец-таки разобраться со странным знакомым и его играми. Я смирился с тем, что всего знать не суждено, и некоторые вещи на Земле всё же останутся для меня «вне зоны действия сети», даже если они и касаются непосредственно моей жизни…

Когда из кармана раздался бой гитары Yoav, я всё ещё, сидя на остановке, старался окончательно придти в себя. «Beautiful lie» установлен рингтоном, обозначая неизвестные номера.

– Алло, – поприветствовал я неизвестно кого.

– Алло, – ответили мне аналогично. – Слушай, до тебя дозвониться, как до президента!

– Вадим?! – неуверенно предположил я, хотя узнал его голос наверняка.

– Конечно… Ты куда уезжал? – спросил он.

– С чего бы это?!

– Вот и я думаю… Ты же сказал, что пока в городе будешь. Да и телефон твой вечно занят.

– Мой?! – я ещё больше удивился.

– Твой-твой… Я ради эксперимента пробовал в течение часа каждые пять минут тебя набирать… Ты, видимо, поболтать горазд?

Его слова почему-то ужасно разозлили.

– Блин, это ты телефон никогда не включаешь! «Вне зоны… вне зоны…» – уже тошнит от этих слов. Или ты только что вернулся?

В трубке ненадолго замолчали, видимо, решая, как реагировать на мой грубый голос.

– Я ещё дня три назад прилетел. Да и роуминг у меня – так что будь я хоть в тундре, всё равно доступен.

Тут до меня постепенно начало доходить, что на самом деле означают его слова.

– Подожди… – я переложил трубку в другую руку, – то есть, всё это время телефон работал?

– Конечно. С моей работой по-другому нельзя… – я буквально увидел, как Вадим удивлённо пожимает плечами. Мне хотелось его ещё о многом расспросить, но он опередил мои вопросы. – Ну, лады, дозвонился и слава богу… И так, высказываю тебе свои соболезнования.

– В смысле?!

– Пока я до тебя дозванивался, списки игроков уже сформировались… Так что, извиняй, в этот раз ты в пролёте. А следующая игра у нас в городе ещё не скоро будет проводиться. Захочешь поиграть – придётся в другой город лететь.

– Как? А я разве не участвовал?

– В чём? – по голосу Вадима было слышно, как он раздражается от моих глупых (по его мнению) вопросов.

– Ну как… В игре… С ключами… И красной квартирой… – мне самому не понравилась неуверенность, с какой я всё это говорил. Хотя буквально час назад я представлял, как смело буду высказывать всё Вадиму «в лицо».

– Слушай, я, честно сказать, почти ничего не понимаю… Такое ощущение, что ты там окончательно заплутал. Я ж говорю, что только-только вернулся. За три дня игра не организуется, и уж точно не проводится… Тут, минимум, полторы недели требуется. Мы пока лишь списки участников сформировали. Все будут на машинах по городу кататься…

– Квартиру искать? – с надеждой в голосе сделал я последнюю попытку подогнать мир под себя.

– Зачем квартиру? Человек в жёлтой куртке будет целью… А что?

– Значит, ты ключи с турецким флагом мне не оставлял?! – скорее ответил сам себе, чем спросил, я.

– Да нет же… Ты вообще слышишь меня?

Я логично рассудил, что, если сейчас спрошу Вадима про «эффект неожиданного начала игры», то окончательно нахватаюсь «добрых слов». Поэтому лишь сказал:

– Ладно, Вадим… Мне тут кое в чём разобраться нужно. Я тебе потом перезвоню…

– Как скажешь. Услышимся, – ответил он и положил трубку.

Можно было не сомневаться – на экране телефона горели те самые числа, что я набирал всё это время. Цифра в цифру…

 

А мне действительно требовалось во многом разобраться.

Я встал со скамейки, и пошел, куда глядели глаза – совершенно не хотелось сидеть на месте, тело требовало движения, активности, нагрузки.

Итак, по порядку… Вариант «номер один»: Вадим меня обманывает, и если не всё, то большинство его слов – чистой воды ложь. Неправда, что его телефон работал; что он был в Турции; что я не участвовал в игре; что он сам не смог до меня дозвониться… Тогда сразу возникает тысячу «но», продиктованных логикой и здравым смыслом. И, в конце концов, сам собой появляется главный вопрос – на кой чёрт ему все эти хлопоты?! Уж слишком я незначительная фигура в его жизни. Или я чего-то не знаю? Почему-то сразу вспомнилась жена, улетевшая в командировку. Куда она должна была лететь? Вроде бы на Ближний Восток… Или на Дальний? Блин, хоть убей – не помню!

Второй вариант меня не то чтобы тревожил, а, скорее, по-настоящему пугал! Если всё, что сказал Вадим правда – тогда получается, что это со мной что-то не то… И это ещё слабо сказано.

И впрямь, а с чего это я решил, что ключи на остановке были предназначены мне? Ведь брелок с турецким флагом – явление не такое уж и редкое и могло ведь просто совпасть, что именно я обратил на ключи внимание. Почему-то только сейчас мне пришло в голову, что ключи – это просто ключи. Кто-то потерял, а я подобрал, решив приписать им таинственный смысл, которого в действительности нет. Как говорил Фрейд: «Иногда банан – это просто банан!»

Ладно… А что тогда с телефоном? Почему я не мог дозвониться? И Вадим сам говорил, что у него не получалось… Пока я не порвал визитку. Я сильно мотнул головой, стараясь вытрусить из головы засевшую внутри ерунду, которая только мешала понять, что к чему. Естественно, разорванная на сотню маленьких кусочков бумажка никак не могла повлиять на возможности телефона. Чушь…

Я ещё раз повторил ритуал «выбивания» из черепной коробки мыслительного хлама и направился к светофору.

Куда меня занесло?

Пахло речной водой и смертельной усталостью от себя самого, от бесконечного анализа и размышлений… Я огляделся.

Только что меня окружал привычный гомон мегаполиса с характерным для него лязгом… Сейчас же я словно повис в пустоте. Меня окружал туман, густой и вязкий, словно желе… И ни единого звука. Белое марево было настолько непроницаемым, что я не мог различить даже очертаний улиц. Да если и собственных ног не видно, что уж про остальное говорить…

Я бы даже не удивился, узнай, что иду по автостраде и через секунду меня собьёт здоровенный грузовик. Ни звука… Дыхание, шаги – и те словно превратились во всепоглощающую белизну. Если бы не фонари на моём пути, могло показаться, что я очутился между мирами, где вместо времени господствует туман.

Даже ощущения – и те меня подводили. Чтобы чувствовать собственные движения, приходилось сильно напрягать сознание, постоянно напоминая себе, что я ещё здесь… Что я – есть. ЧТО я есть?

«Слава Богу!» – облегчённо выдохнул я, увидев впереди мерцание фонаря. Какое-никакое, но движение. Я даже специально ускорил шаг, чтобы поскорее приблизиться к единственному чему-то живому в этом мире… Почти поравнявшись с ожившим светом, я услышал… УСЛЫШАЛ! гудение электричества и своеобразное цоканье в такт мерцанию, словно отбивающее ритм незнакомой мне мелодии.

Мне захотелось звуков – сейчас они были чем-то жизненно важным, необходимым для выживания, дороже воздуха. В этом едком тумане я задыхался в тишине. Музыка!

Я забрался ладонью в карман, но… Конечно же, плеера там не оказалось. При том, что я целый день, не выключая, слушал его и наушники оплетали мою шею. Так просто, незаметно, его потерять даже при желании было бы трудно. Может, во время разговора с Вадимом положил на скамью, а сам и не заметил? Ай, какая уже разница… Плеера, а значит и музыки, у меня нет – это факт. Значит, придётся и дальше давиться этой тишиной, словно последним в жизни вздохом.

Я вновь увидел впереди мерцание уличного светила. Раз… Два-два… Три-раз… – выдавало оно известный лишь ему шифр. Подойдя ближе, я услышал уже знакомое «цоканье». Лишь стоило пройти мимо, как шум прекратился. Зависшая на до мною лампа перестала мигать и вообще подавать какие-либо признаки жизни. Что за чертовщина творится?! Я решил подойти к столбу поближе, дабы прислушаться к звукам. Но и тут меня постигло разочарование – фонарного столба и вовсе не оказалось, будто маленькое солнышко просто зависло в воздухе, в нескольких метрах надо мной. Нет, конечно в таком тумане я запросто мог его пропустить, но… Теория с «зависанием» подтвердилась, когда и у следующего фонаря не оказалось «ноги» соединяющей его с землёй. Впереди, насколько можно было различить, я увидел ещё один мигающий фонарь… На миг показалось, что я очутился внутри бесконечного лабиринта, из которого никогда не смогу выбраться.

Гонимый страхом и отчаянием, я помчался к мигающей лампе, но стоило оставить её позади, как мерцание исчезало – свет начинал литься ровно и спокойно… Я нёсся вперёд, быстро, как только мог… Задыхаясь, разрывая сердце – я убегал от одиночества, преследовавшее меня на протяжении всей жизни, на которое я был обречён, но уговаривал сам себя, что смирился с ним, что никто мне не нужен.

Не знаю, сколько прошло времени… Иного. Но мне так ни разу и не довелось свернуть с прямого пути, спуститься вниз или, наоборот, ощутить подъём – будто я бежал по идеально ровной поверхности, протянутой из ниоткуда в никуда. Не знаю, сколько так могло продолжаться… Я упал без сил, рухнув наземь. Мои ноги просто перестали меня слушаться.

Распластавшись по земле, больно ударившись локтем, я лежал лицом на мокрой, холодной поверхности, пахнущей асфальтом. Я плакал… Из глаз лились слёзы усталости и отчаяния, что копились капля за каплей на протяжении долгих лет. Самое страшное в моих Сезонах – это всякое отсутствие настоящей теплоты и близости от людей, окружающих меня. Со мною будто бы рядом были холодные, бесчувственные манекены, не знающие ни любви, ни поддержки, ни заботы… В Сезон я старался согреться от тепла прохожих, от соседей в кино или на скамейке в парке… Но чужое тепло, предназначенное кому-то другому – всего лишь суррогат. Я, словно уличный пес, подбираю крохи с чужого стола. А мне хочется моего собственного, лично моего тепла – получать и отдавать. Близкие, словно в наказание за плохие поступки, где-то на стыке лета и осени уходили в никуда, отдалялись, чтобы я не смог до них добраться и отвоевать принадлежащую мне по праву любовь.

Теперь, наверное, так будет всегда.

Сделав неимоверное усилие над собой, я приказал телу напрячь немощные мышцы и, наконец, оторваться от холодной земли. Оно слушалось плохо, не желало подчиняться, словно чужое. Встав на ноги, я понял, что мир стал немного иным. Что-то изменилось. Я начал обшаривать себя ладонями, слово искал прилипший чужеродный предмет, создающий помехи. Проверив карманы, вытащил на свет «мёртвый», без энергии мобильник (в самом деле, казалось, что он испустил дух и его уже не вернёшь) и кошелёк. Чего-то не хватало… Понадобилось несколько минут, чтобы вспомнить о ключах, что я постоянно носил с собой, рассчитывая на встречу с Вадимом. Сев на корточки, я начал рыскать руками по поверхности мокрого асфальта, надеясь отыскать на ощупь пропажу. Нашёл почти сразу: ключи, будто живые, сами бросились ко мне в ладонь, испугавшись большого и страшного мира.

«Дзынь-дзынь…» – ясно зазвенели они. Этот первый настоящий звук в непроглядном тумане был для меня бальзамом. Я тряс связку, стараясь выдавить из них как можно больше живительных нот. Чудесная музыка густыми каплями стекала с холодного железа. Я вдыхал спасительный нектар, будто от него зависела моя жизнь.

Дзынь-дзынь…

Взявшись указательным и большим пальцами за турецкий флажок, постоянно позвякивая ключами, я поплёлся в сторону очередного мерцающего фонаря. Я тряс связкой, словно монах колокольчиками, распугивая охочих до грешников злых духов.

Теперь я точно знал, что мерцание искусственных солнц рассыпанных на моём пути, неслучайно – они проводники и ведут меня… Теперь осталось всего лишь переставлять ноги в направлении маячков-спасителей.

 

Я и сам не успел заметить, как развеялся туман.

Просто получилось, что я вышел из него, как выходят из избы, всего-то переступив порог – раз, и кругом прозрачный уличный воздух. Оглянувшись, я не обнаружил никакого тумана. Решив обо всём подумать потом, доверившись ведущей меня судьбе, я продолжил путь.

Оказывается, я просто был на мосту – большом, длиннющем, ведущим из одной части города в другую. Вдоль дороги стояли самые обычные фонарные столбы и не одна из ламп не висела в воздухе. Я шёл своей дорогой…

Миновал мост. Слева расположился небольшой рынок. Прямо перекрёсток. Куда двигаться дальше, размышлять нужды не было – справа, через дорогу, у основания высоток мерцал желтым светом фонарь. В его направлении я и пошёл.

В этом месте ни до этого момента, ни после я никогда не был. Складывалось впечатление, будто меня окружал какой-то неведомый город. Хотя, почему я так решил, и сам не знаю. Окрестные запахи вообще не принадлежали моему миру.

Ни людей, ни машин видно не было – лишь однообразно мигали светофоры. Я перешёл дорогу и направился в сторону «неисправного» фонаря. Достигнув его, поплёлся дальше в поисках дальнейших указаний. Когда оглянулся, фонарь, конечно же, не мигал.

Дальше был ещё один… Ещё… И ещё… И ещё… Я блуждал среди дворов, полностью доверившись Кому-то, кто выбрал за меня путь, зная, что куда-нибудь, но я приду. Сейчас я уже не боялся навсегда остаться один.

Интуиция не подвела и в этот раз: мерцание привело к подъезду очередной, ничем не примечательной многоэтажки, такой же, как и сотни других. На пятом этаже единственное освещённое окно горело красным, испускало свет густого пунцового оттенка.

Недолго думая, прикладываю чип из связки, что держал талисманом в ладони, к специальной розетке в двери подъезда – по дворам разносится пронзительный визг. Портал открыт.

В подъезде темно – хоть глаз выколи. Я подхожу к перилам и смотрю вверх. Света нет на всех этажах, лишь где-то на уровне пятого в конвульсиях мерцает единственная лампа. Взбегаю вверх, прыжками преодолевая ступени. Пятый этаж. Налево. Как и предполагалось, передо мной железная дверь тамбура. За ней ещё одна, из дерева. Все ключи открывают свои замки.

Я прохожу внутрь, изучаю все комнаты – их оказывается три. Ещё есть ванная и кухня. Но свет не горит нигде – ни красный, ни жёлтый, никакой другой – везде темень. Я могу лишь различить очертания предметов. Столы, стулья, диваны-кровати, бытовая техника… Выключатели не работают. В окнах ничего толком не видно. Темно, фонари не горят, улица погружена в абсолютный мрак.

Не зная, что делать, я нахожу подходящее кресло и погружаюсь в него. Оно очень мягкое и с радостью принимает меня. Ничего не остаётся, кроме как ждать… И я жду, таким образом продолжая свой путь. Опять жду, сам не зная чего. Я устал. Слипаются веки. Незаметно я погружаюсь в бесконечно глубокий сон, сравнимый разве что со смертью.

 

Я плаваю в потоке алого света. Он состоит из миллиардов маленьких крупиц, сливающихся в единый поток и пронизывающих моё тело насквозь. Я растворяюсь в багряном сиянии, будто я и есть его частица, порождённая землёй.

Сначала я думаю, что всё это – лишь сон, но, открыв глаза, понимаю, что мир действительно сплошь состоит из красного цвета. Чашка на столе, зеркало, книги на полках, телевизор, шторы, забытая под столом игрушка – всё это элементы красного мира.

Проходит какое-то время, прежде чем я понимаю, что это не мир наполнился красным свечением, а я сам. Я выставляю перед собой руки – ногти пылают кармином, будто подсвеченные изнутри, так что даже сквозь поры проникает свет… Осматриваю остальное тело – то же самое. Сквозь тонкую оболочку, обволакивающую меня, подобно коже, я наблюдаю за тысячью рдяных потоков, реками струящихся по всему телу.

Мне ни капельки не страшно – просто интересно.

Я встаю с кресла и подхожу к зеркалу. В нём отражается мой червонный силуэт. Ярче всего светятся глаза. Из-за свечения не видно зрачков. Приоткрываю рот – оттуда вырывается ослепительная вспышка. Забавно…

Я радуюсь, веселюсь, окрашивая в красный разные предметы. Это очень интересно!

Теперь мне по-настоящему хорошо. Хочу, чтобы так было бесконечно.

Это продолжается до тех пор, пока всё кругом не сливается в единый пурпурный оттенок так, что отдельные части и вовсе нельзя различить. Контуры и границы исчезают, остаётся просто огненно-красный.

Я растворяюсь в этой лаве…

 

Огненно-красный… Кровавый… Багрянец… Рубин… Солнце… Сердце… Роза… Червонный… Лал… Краплак… Любовь… Гранат… Пироп… Кармин… Клубника… Ярость… Пламя… Боль… Энергия… Движение… Пурпур… Власть… Сила… Мясо… Алый… Кумач… Революция… Что ещё может быть красным? Я уже не помню. Постепенно из памяти уходит всё красное. Но я упорно стараюсь не забыть, из раза в раз перечисляя вещества с красной сущностью. Я очень хочу их запомнить…

 

На следующее утро меня разбудила руганью какая-то старуха. Я сидел на остановке, стараясь спросонья привести мысли в порядок, понять, как я оказался здесь – ведь засыпал в той странной квартире. Мгновенно в голове пронеслись события прошлой ночи. Нормально мыслить мешала вопящая надо мной бабка, обзывавшая и требовавшая чего-то…

Сияло солнце.

Я отправился домой. В обед приехала жена. Расцеловала и долго на деле доказывала, что соскучилась. Остаток дня мы провели вместе.

Сразу после включения подкормившегося от сети телефона на меня обрушились продюсеры, рекламщики, издатели и другие работяги, так долго молчавшие. Все, как один твердили, что сами не пойму как позабыли о моих проектах, и теперь вот, надо срочно нагонять упущенное время. Всю работу я отложил на следующий день.

Лёжа на диване, обнимая жену, я старался ни о чём не думать, а просто наслаждаться… Что наконец-то я не один, что завершился проклятущий Сезон, что мир вокруг привычно завертелся, что секундная стрелка ожила… Но как ни пытался унять назойливый пытливый голос, всё было напрасно…

Мысли… мысли…

Что было на сам деле, а что – моя выдумка? Где я был? Как такое могло случиться? И что вообще произошло? Этот список можно было продолжать до бесконечности. Но я не буду, потому что не имеет смысла задавать вопросы, что останутся без ответов.

А голос в голове до сих пор не может успокоиться.

Всё это произошло со мной много лет назад. И с тех пор двухлетний цикл Сезона прекратился: больше мир никогда меня не терял. И, наверное, это хорошо.

Свой красный плеер я так и не нашёл, а значит нигде, кроме моей памяти, не сохранился голос Вадима… Собственно. как и сам Вадим. Номер, что я смог запомнить, никому никогда не принадлежал (узнавал у знакомого ГэБэшника). Исчезли обе его книги. Нет визитки… Да и не надо. Не сохранились все эти мелочи, не сохранилось и главное.

Побывав в самом эпицентре алой энергии и впитав её без остатка, я осознанно лишил мир одного из цветов. Проживая день за днём, я до сих пор никак не могу привыкнуть к новой реальности, в которой не существует красноты – нигде, ни в каких проявлениях. Без красных оттенков всё будто лишено естественности, всё стало ирреальным – оранжевая кровь, синяя любовь, жёлтая ярость, белая энергия… В этом новом, ином мире есть оттенки красного, но его самого нет, и даже слово такого не существует – КРАСНЫЙ.

К этому нельзя привыкнуть.

В той квартире, наверное, произошла сделка между мной и миром – я отдаю красноту, а мне за это возвращают пару недель жизни через каждые два года… Сделка состоялась. Контракт подписан.

Вроде бы и мелочь – подумаешь, всего лишь красный цвет – моя жизнь ничем не отличается от той, что была до… Но всё же чего-то очень не хватает. И это ощущение нехватки, какой-то незавершённости, потери, никогда не покидает меня.

Но… «Что сделано, то сделано!» – кажется, так говорят.

 

Любой рассказ как необходимо с чего-то начинать, так и чем-то закончить. Не буду ломать голову и страдать над нужными словами, как это было в начале, а просто включу «Take me over» и буду вспоминать…

Красный огонь… Флакон любимых духов жены… Турция… «Айривер»… Оборотная сторона визитки… «Митсубиси»… «Странный путеводитель»… Свет в окне… Огненно-красный мир…

765 чел. читали 1 Сегодня читало
comments powered by HyperComments