Психолог, писатель Александр Рей

Эссе о Смерти

997 чел. читали

Почему мы так боимся смерти? Не от того ли, что совсем не умеем жить? Рассуждения в слух на тему жизни и смерти от Александра Рея в новом рассказе «Эссе о Смерти»

Слушать саундтрек:

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Fine Lines — Sailing
Kanye West — Runaway

Эссе о смерти

Можно быть сколь угодно мудрым и даже носить в своей голове целые библиотеки, но столкнувшись с Ней в реальности в считанные мгновения растерять все придуманные высоты, превратившись в напуганного беззащитного мальца. Десятки раз я видел, как люди сильные, вслух смеющиеся над Смертью, смеющие бросать в Ее сторону пренебрежительные фразы, в самый последний момент (буквально за пару последних вздохов до…), так неожиданно теряли всякую браваду. Они, такие смелые, хватались за соломинку – с остервенением рыская по кровати в поисках мобильного телефона или пытаясь встать, не понимая, почему ни слушаются ноги… «Как? Не может быть. С кем угодно, только не со мной!» Уже потом, в замершем, замерзшем взгляде свидетели прочтут удивление и растерянность. До конца, дураки, мы не верим. Мы отрекаемся, отворачиваемся, как те дети, что считают, будто закрыв глаза можно спрятаться от чудовища.

Думать, что ты свободен от трепета перед Смертью и в действительности впустить Ее в себя, тем самым пережив освобождение – совершенно разный опыт. Опыт, который проверяется только на практике.

Можно сколько угодно бодрить себя банальщиной — живи, мол, так, будто этот день последний — а самому неизменно возвращаться к скучным делам и мусорным привычкам, будто в запасе еще остался век – другой. Это игрища живого и желающего жить человека. В реалиях все выглядит совершенно иначе.

Как ни странно, но отношение к смерти полностью переплетено с отношением к жизни. Проще говоря, тот, кто умеет жить – в ладах со смертью. Что значит «уметь жить»? Тут много всего… Обустроить свой быт и свой день так, чтобы хотелось просыпаться. Заниматься делами, ради которых хочется подниматься с кровати. Окружить себя людьми, с которыми хочется принимать пищу и вести беседы – слушать и рассказывать. Уметь жить, значит гордиться тем, какого человека ты из себя сделал, и помнить, каким был прежде. Уметь жить, значит быть готовым в любой момент предстать перед Богом, посмотреть Ему в глаза не отворачиваясь от стыда: за пустоту, за бесполезность, за потраченное на склоки и движение ради движения время.

Нет-нет, я ни в коем случае не собираюсь прыгать с головой в розовые дебри и убеждать Вас, что мир прекрасен. Это тоже важная часть «умения жить» — понимать, что наш мир ужасное место. Тюрьма, в которой приходится прикладывать титанические усилия просто ради того, чтобы жить, оставаясь достойным человеком, или хотя бы не сойти с ума… Но несмотря на это и вопреки все еще получать удовольствие и радость в мелочах, в труде, в безделии, достижениях, и даже людях… Уметь жить, значит отдавать себе отчет, что люди в большей степени состоят из булькающей жижи невнятного цвета. Но все равно общаться с ядром света, хранящемся внутри каждого. Обращаться к их талантам. Видеть искорку и доверять ей. Вот что значит уметь жить! И вот что гарантирует добрососедские отношения со Смертью.

Мне нравится, как я к Ней отношусь. Без лишнего (что чуть больше, чем диктует инстинкт самосохранения) страха. С уважением. И толикой чисто физиологической неприязни. Свое отношение я вырабатывал осознанно, вышлифовывая, каждый день изо всех сил стараясь «уметь жить». И теперь я вполне доволен результатом.

31 января 2016-го года в возрасте пятидесяти пяти лет умер мой отец. Раз, и он больше не в плену тела. Честно? Я рад за него. Теперь он свободен. Искренне? За себя не очень. Я тоскую.

Чужая смерть, каким бы близким тебе не был человек, именно так и должна выглядеть – смесь радости и тоски… Тоски по глупым шуткам, болтовне ни о чем, теплым ладоням. Тоски без лишнего сожаления о неправильных выборах, несказанных словах, невыполненных обещаниях. Без всего этого сомнительного и эгостичного «чего-то». Чувство тоски в груди – вот что такое смерть родного человека. Но и оно проходит, стоит лишь (не)много подождать.

Своя смерть – дело другое. Замечали, чем сложнее и безрадостней жизнь, тем сильнее человек боится смерти? Ни на словах, на деле! Почему так?

Думаю, станет ясней, если формулу Смерти свести к одной единственной фразе: «Живи так, чтобы можно было умереть в любой миг с гордостью за прожитую жизнь!» Мне очень спокойно от осознания того, что в свои 29 мне не будет стыдно умереть. Даже если Смерть застанет меня врасплох. Это действительно освобождает.

Но я, конечно, понимаю, что впереди у меня еще много-много интересных и наполненных радостью дней. Ведь кроме личных свершений, есть еще и обязательства перед жизнью. Ух, сколько еще предстоит сделать! Аж дух захватывает.

Но положив руку на сердце, я могу признаться, что есть одна вещь, которая не то чтобы пугает, но с которой дико не хочу сталкиваться. Хотя неизбежность ЭТОГО трудно оспорить… Помните фразу, которой заканчиваются почти все сказки – «и умерли они в один день»? Если задуматься, сколько всего заложено в одновременной остановке двух сердец. Тех самых, что бьются в унисон.

Дело в том, что я очень сильно люблю свою жену. Эта любовь, которую мы взращивали вместе, о которой заботились и становились лучше ради нее. Радость жизни, засыпание и совместные завтраки, тепло тел и будничные дурачества, споры и решения сложных житейских задач, «хлеб наш насущный» и большие мечты – во всем этом мы научились быть вместе. И мы прикладываем много усилий, чтобы прожить в этом дурацком мире прекрасную жизнь. Идиотском мире! А как еще его назвать, если что-то прекрасное и настоящее, драгоценно редкое с вектором к совершенству однажды принесет очень много боли! И чем больше становится наша забота и взаимное отдавание друг другу, тем более сильную тоску мы испытаем в итоге. И это неотвратимо.

У нас не будет детей (наш осознанный выбор). И с большой толикой вероятности не окажется рядом людей, достаточно близких, чтобы хоть чуточку сгладить чувство вселенской тоски по родной душе. Чувство утраты и одиночества. Не того одиночества, которого боятся домохозяйки, обложившись социальными сетями и преданными подружками. А того, настоящего одиночества. Когда понимаешь, что ты остался один на один с миром, и нет того, кто встанет с тобой рядом в этом противостоянии. Да так, чтобы ты был рад родному плечу. Конечно же, я не посмею оставить самого любимого человека на Земле одного. Поэтому тоска, вся без остатка — моя.

«Не гоже думать о смерти, тем более смерти родных!»

Глупости! О Смерти надо думать, а иначе как ее принять и освободиться. Она – единственное неизбежное мерило жизни. Как иначе дать оценку своим поступкам и прожитым годам, кроме как через Смерть? Кто запрещает себе думать и рассуждать о Ней, не «умеет жить», а значит и к Смерти не готов. Я же принимаю Ее. Не Смерть пугает меня. Я боюсь, что однажды краски померкнут и мне придется не жить, а ждать, втайне от самой Смерти, когда оковы тела и тоски спаду и я, наконец-то, освобожусь. И, может быть, увижу ту, что помогла мне прожить счастливую жизнь в дурацком мире…

997 чел. читали 2 Сегодня читало
comments powered by HyperComments